О «больших детках»


Если детсадовцы чаще всего ограничиваются «анально-генитальными» обзывалками и стихийными сексуальными фантазиями, то у младших школьников и подростков эта тема обозначается уже вполне четко и занимает гораздо больше «ячеек памяти». И немудрено – дети-то растут. Поэтому будьте готовы к новым любопытным возрастным явлениям.

Например, речь у подрастающих чад часто обогащается развесистыми эротическими образами, которые они заимствуют, в основном, у старших или более «просвещенных» детей в школе, во дворе, в летнем лагере. Это такой процесс систематического обучения отношениям полов. А учебником чаще всего служит неубиваемый, ядовитый детский эротический фольклор. Сейчас поймете, о чем я.

* Тут и там кусты трясутся. Что там делают? …

Ты не порти анекдот, то медведь малину рвет.


* Ехали казаки, поднимали сра… А что, ничего — Сразу опускали…

Тут из гардероПа высунулась жо… А что, ничего — Желтая рубашка…


* Кому хочу тому и дам свой мохнатый чемодан!

Узнаете? 99 из 100 слышали или сами декламировали подобные куплеты (а любопытствующие могут заучить сто страниц похожих загадок и недоговорок вот здесь). Особенно везучие легко вспомнят, какие тонкости сексуальных отношений только не отражались в таких частушках! Абсолютно все матерные понятия, связанные с генитальной сферой, отражены в них. Эротический фольклор обучает детей теоретическим основам половой жизни, которые при декламировании воспринимаются в детстве как сама эротическая практика или подступы к ней. Многим детям это кажется смешным и смелым, через декламирование они «выпускают пар», находят выход безрадостному томлению и форму своему протесту. Кстати, точно также злобные пары выпускаются с помощью циничного насилия вокруг известного «Маленького Мальчика» (тм), который «нашел пистолет» или «на стройке играл». И хотя на первый взгляд кажется, что сегодня подобная детская похабщина не так распространена, как десять-пятнадцать лет назад, но опросы показывают, что и ныне этого добра хватает, детский фольклор неискореним.

Поэтому не имеет смысла отбирать у детки «последнюю радость» и морально бить по губам за подобные вирши, похабные анекдоты или употребление мата, если вы все это случайно от него услышите. Можно, конечно, наивно вспомнить былое и еще раз мягко и неотступно объяснить, что в нашей культуре все эти вещи складируются за забором – там, где все неприличное, некрасивое и неприятное. И что лично вы не хотите это слышать. Но на сей раз прелесть заключается в том, что ребенок прекрасно это знает и прибегает к запрещенным приемам уже сознательно. Эта словесная игра не просто подтрунивает над запретами взрослых. Приобщение к эротическому фольклору и мату служит своего рода инициацией в компании «больших ребят», знаком перехода ребенка/подростка из подчинения семье (и, соответственно, общепринятой родительской морали) к членству в подростковой группе (для чего нужно ритуально сломать общепринятую мораль). И здесь уже многое будет зависеть от ваших с ребенком отношений. Но в любом случае, детский эротический фольклор – явление возрастное, а значит, временное.

К тому же, не всем детям в наше время везет с компанией больших ребят, в которой можно «научиться плохому». Некоторых деток похабные песни, анекдоты и мат попросту обходят стороной или хотя бы не липнут к ним. Но при этом у многих отроков пробуждается особый интерес к эротическим изображениям. Речь идет не о порнографии, хотя и она может оказаться в доступе у детки, а о таких фотографиях или рисунках, которые тянут на воплощение образа эротического-романтического героя (который призван постепенно заменить родителей и в паре с которым ребенок находит себя) или эротических ситуаций, возбуждая чувства и фантазию ребенка. «А дома совсем другое кино: она смотрит в его глаза – и фантазии входят в лоно ее сильней, чем все те, кто узнает ее. Ален Делон говорит по-французски». В том числе поэтому на стенах детских комнат появляются постеры и вырезки из журналов с новыми героями и героинями. Разглядывание эротических изображений по существу подобно декламированию эротических куплетов – оно заменяет практику, хотя и является более тайным, личным делом. Теперь вы понимаете, почему родителю запрещается критиковать «святое» — плакат с какой-нибудь группой «Корни» на стене? Ну да, это тоже пройдет.

Пусть это покажется бредом, но лет в четырнадцать я всерьез влюбилась во Владимира Маяковского. Эти его величественные стихи и фотографии… Я перебирала двенадцатитомник стихов и натурально зависала над фото. И плакала. Там было несколько особенно любимых кадров… А еще раньше, страшно сказать, я так же фтыкала на постер со Шварцнеггером у брата над кроватью. Кадр из «Коммандос», кажется, он там весь такой грязный, в ожогах и камужляжной раскраске, но таким он мне казался супергероем, до распирания и щекотания в промежности. И ведь нормальным человеком выросла ж

В средней школе я заметил, что у меня вызывают особый интерес изображения обнаженных людей, фотографии древнегреческих статуй в книгах из дедовой библиотеки, греческие вазовые росписи (люди там в большинстве изображены нагими – эта стилизованная нагота особенно возбуждала). Потом я понял, что мне это явление не нравится, потому что нагота на бумаге насильно приковывала мое внимание, заставляла думать в этом направлении. Я стал с этим бороться, помню, парочку изображений изорвал и выбросил…

К слову о порнографии: в нежном отроческом возрасте она еще не вызывает у ребенка особого интереса, а если и попадает на глаза, то употребляется скорее в качестве любопытного информ-листка (по типу: «и такое бывает»), чем эротического стимулятора. Но по мере созревания порно привлекает все больше внимания. 13-14-летние подростки уже вполне могут заинтересованно лазить на порносайты – в частности, затем чтобы сформировать представление об устройстве органов противоположного пола и техническом разнообразии полового акта.

И если у вас дома есть порнографические изображения, видео или закладки на порно-сайты, держитесь разумной линии поведения. Во-первых, конечно, не выпячивайте эти вещи, но и не слишком прячьте их. Во-вторых, если дети случайно застанут вас за просмотром эротики, постарайтесь разрешить ситуацию как можно мягче. Ибо случается, что захваченные врасплох родители срочно выключают телевизор, краснеют, что-то мямля в свое оправдание… В общем, как украли. И тогда ребенок запоминает две вещи. Первое: эротика — это грязно, а смотреть ее — еще грязнее. И второе: его собственные родители нуждаются в этой грязи. Как он после этого будет к ним относиться, если они в его восприятии становятся чуть ли не развратниками? Кроме того, порой взрослые склонны преувеличивать значимость эротических сцен для детей:

Папа застиг восьмилетнего сына с одноклассником за вытаскиванием кассеты с эротическим фильмом из запертого ящика отцовского стола. Отец был мудр и драть детей за уши не стал. Хотя мама, заметив такой интерес к сексуальному фильму собственного ребенка и его товарища, паниковала все время, что «дети развращены и, может быть, даже уже занимались вдвоем чем-то нехорошим». Но папа отвел сына с приятелем к телевизору, поставил запретную кассету и сел рядом, фильм начался, пошла одна любовная сцена — дети ноль внимания; идет вторая, третья… Началась любовь в машине. Ахи, охи, вздохи… Вдруг дети сорвались с мест и прилипли к экрану. И один из них, с торжеством тыкая в экран пальцем, восторженно заорал: «Я тебе говорил — это «Линкольн», а ты – «Крайслер», «Крайслер»!

Встречаются еще сосредоточенные детки со стремлением к системности. Вот они-то больше других и любят знакомиться с темой секса на материале всяческих энциклопедий, медицинских схем и фото. И чем подробней повествование – тем лучше. Изучая специальные книги, они понимают, что с ними происходит, какие возможности перед ними открываются, как устроены их половые органы и что нужно делать, чтобы не. И куда бежать, если. Подобное чтение тоже воспринимается как подготовка к практике и очень успокаивает, снимая естественный подростковый эротический зуд. И хотя далеко не каждый ребенок с упоением возьмется за третий том учебника для вузов с разделами о размножении (а лучше поставит кассету со шведским порно, пока никого нет дома), но в любом случае, «Энциклопедия сексуальной жизни для подростков» в вашем доме совершенно точно не будет лишней.

В раннеподростковом возрасте дали почитать журнал «Семья» с разделом «про это». Прочла с интересом (я была юным биологом) но особого ажиотажа знание не вызвало, созревание у меня было довольно позднее и все интересующие подробности я узнавала по учебникам физиологии.

Мама и обе бабушки врачи. И у меня была пара детско-подростковых книг по сексуальным делам и доступ к медицинским журналам. В детстве все эти вещи воспринимались как чудесная сказка: какие-то лабиринты кишок и семенных протоков, похожая на спрута плацента и ползание по родовому каналу, – все на одном уровне. А потом все это стало ооочень интересно именно в применении к себе: а у меня тоже так?? Я даже укладывалась в постель, ставила книгу со схемами рядом с собой и тщательно вымытыми пальцами изучала: таак, это, видимо, и есть «девственная плева», в ней маленькое отверстие, как и пишут, надеюсь, я ее не порву, а то придет потом такой муж грозный и скажет… ага, дальше-дальше у нас.. уу, как интересно и страшно! Когда меня одолевали материнские чувства и хотелось поскорее дожить до детей, я читала разделы по беременности и предавалась мечтам…

Прислушавшись к своему ребенку, приглядевшись к нему и его друзьям, вы поймете, какие вопросы и в каком возрасте начнут его волновать, каким способом он предпочитает добывать информацию и на каком материале удобнее всего приводить примеры. Может быть, это будет сюжет из «Прогулок с динозаврами» о спаривании трицератопсов, а может, история героини подростковой повести. Это должно вам помочь, когда вы станете говорить с ребенком о сексе. А о том, как, все-таки, конкретно говорить (и как НЕ говорить), что говорить и в каком возрасте, — и будет следующая статья.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *